Малый и средний бизнес Свердловской области: испытание пандемией
 

В.Н. Архангельский                                                              М.А. Фельдман

Введение

 

Специфика ситуации 2020 г. определяется глубоким мировым экономическим кризисом, вызванным пандемией

По оценке первого вице-премьера России и руководителя рабочей группы при Госсовете по борьбе с коронавирусом при Госсовете А.Р. Белоусова, пандемия коронавируса отбросила экономику РФ на 1,5 года назад. Под удар попал транспортный сектор, пострадала почти треть предприятий МСП ‒ в основном в сфере услуг. Сильно отразился кризис и на промышленных предприятиях, работа которых завязана на инвестициях. На борьбу с коронавирусом в ноябре 2020 г. предполагалось потратить уже 4 трлн. (значительная часть этих средств должна была поступить из внебюджетных фондов). По словам Белоусова, перед государством стоит вызов преодолеть эту "деформацию" в течение следующего года (т.е. 2021 г.). Эпидемия обострила и проблемы безработицы. "Если для Южной Европы 10-12% безработных - это нормальная история, то России (столь) высокая безработица кардинально противопоказана ‒ в силу нашей культуры, традиций и социальных условий. Для нас это жизненная трагедия ‒ подчеркнул Белоусов [1].

Проблема заключается в том, что видный ученый и управленец ‒ Белоусов ‒ использовал неполные данные, не учитывая скрытую безработицу. По данным Агентства Superjob только 53 % российских компаний удержали расходы на персонал на докризисном уровне; 15 % ввели неполную рабочую неделю или неполный рабочий день; еще  14 % ‒ попросили сотрудников уйти в неоплачиваемые отпуска, а 19 % ‒ пересмотрели политику выплат перманентной части зарплат[2]. Речь идет об угрозе сохранения человеческого потенциала нашей страны и опасности усиления социального неравенства.

В значительной степени, эта угроза адресована сфере малого и среднего предпринимательства (далее ‒ МСП), формирующую комфортную среду современной жизни; связанную с инновационными разработками и производством товаров и услуг, ориентированных на конкретного потребителя.

Проблеме развития МСП в России в допандемический период посвящена обширная литература. Исследователи обоснованно указали на барьеры на пути развития предпринимательства, в том числе: явно замедленный темп реформирования контрольно-надзорной деятельности[3]; ограниченность финансовых ресурсов, выделяемых предпринимателям в формате кредитов и займов [4]; на недостаточность усилий структур, занимающихся защитой прав предпринимателей [5]. Особый интерес вызывают работы, посвященные изучению эффективности мер поддержки МСП в период 2017-2019 гг. в регионах РФ [6]. Следует отметить и публикации, адресованные анализу институциональных механизмов поддержки МСП в 2020 г. [7] и налогово-бюджетных мер стимулирования предприятий малого бизнеса в условиях экономического кризиса [8]. 

К разряду малоизученных относится вопрос об эффективности  комплекса принятых мер поддержки МСП в 2020 г. в Свердловской области. Этой проблеме и посвящена предлагаемая статья.

 

Общая характеристика сферы МСП к началу пандемии

 

На региональном уровне в настоящее время принято около двухсот программ и подпрограмм государственной поддержки малого и среднего предпринимательства. Действует широкий круг структур, содействующих реализации этих программ. К числу успешных мер, принятых в рамках государственной поддержки МСП, следует отнести создание с 1 августа 2016 г. единого реестра субъектов малого и среднего предпринимательства [9, с. 75].

Тем не менее, современные исследователи отмечают, что доля МСП в валовом внутреннем продукте РФ составляла во втором десятилетии ХХI века не более 20-21 %, в то время как во многих зарубежных странах доля МСП в валовом внутреннем продукте составляет более 50 %. Так, в 2018 г. в МСП России было занято 18,9 % от общего числа работающих. В США она составляла 41 %, во Франции — 61 % (и это один из самых низких показателей в Западной Европе). В 2018 г. доля МСП в отечественном ВВП составила порядка 20 %, но в  2020 г. она, по прогнозам экспертов, снизится до 12 % . Значит, процесс огосударствления экономики будет продолжаться и даже ускорится [7, с.245].

Сравнительный анализ данных Единого реестра субъектов малого и среднего предпринимательства о количестве субъектов МСП, численности занятых на предприятиях МСП за период 2016-2019 гг. приводит, на первый взгляд, к удивительному выводу: период санкций и общепризнанного ухудшения условий ведения бизнеса не отразился на количественных показателях сферы МСП.

Так число предприятий МСП за период 2016 ‒ 2019 гг. практически не изменилось, увеличившись с 5672 тыс. до 5688 тыс. (данные на 10 января 2020 г.). В то же время, доля занятых на микро-, малых и средних предприятиях и у индивидуальных предпринимателей за 2017-2019 гг. стабилизировалась в диапазоне 15,9-16,1 млн. человек. В то же время, в общей численности занятого населения доля работников в сфере МСП сократилась с 25 % в 2012 г. до 21 % в 2018 г.[10]. Аналогичные явления прослеживаются и на региональном уровне. В чем причина такого явления? Только ли сложнейшие внешнеэкономические факторы («санкции») обусловили появление негативных тенденций в развитии малого и среднего предпринимательства?

Аналитика такого комплекса источников как Ежегодные доклады о результатах деятельности Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Свердловской области позволяет выявить причины «внутреннего» характера: изучение структуры жалоб предпринимателей убедительно указывает на такое социальное явление как «усталость» широких слоев предпринимателей от частых и разорительных проверок, зачастую превратившихся в форму поборов.

Следствием такой «усталости» в указанный период стал массовый уход предпринимателей в «теневую экономику»; частая смена названий фирм для уклонения от уплаты налогов, переход субъектов МСП в разряд самозанятых и т.п.  Даже в «доковидный период», ситуация 2017-2019 гг. в сфере МСП Свердловской области характеризовалась устойчивой негативной оценкой предпринимателей условиями ведения бизнеса: 92 - 93 % опрошенных на вопрос «Стало ли Вам легче вести бизнес в последний год?» стабильно давали  отрицательный ответ, а от 88 % до 81 % ‒ никогда не пользовались государственной поддержкой [11, с.124, 127].

Таким образом, уже  к началу пандемии сфера МСП переживала немалые трудности; недоверие к действиям и призывам власти превратилось к 2020 г. в серьезную опасность. Сама оценка эффективности работы властных структур,  регулирующих сферу МСП, по количественным показателям ‒ явно устарела, нуждаясь в замене на показатель доли предприятий МСП, выпускающих инновационную продукцию.

 

Программы  по поддержке и дальнейшему развитию экономического и социального потенциала территории в период пандемии.

 

Пандемия нанесла тяжелый удар по сфере МСП. Специалисты Торгово-промышленной палаты РФ подсчитали, что из-за вынужденного простоя, вызванного карантинными мерами, примерно 3 млн. предпринимателей вынуждены будут прекратить экономическую деятельность, а из оставшихся примерно треть сможет продержаться на плаву не дольше трех месяцев. В результате работы может лишиться свыше 8,6 млн сотрудников и руководителей этих предприятий[7, с.244].

Для понимания степени научности Программ  по поддержке и дальнейшему развитию экономического и социального потенциала территории в условиях пандемии необходимо сравнить разработки ученых и  государственные программы.

«Предложения  по мероприятиям в сфере экономической и социальной жизни страны после завершения активной части борьбы с коронавирусом» (далее ‒ Предложения) были разработаны Институтом экономики РАН в июне 2020 г. Сильной  стороной документа является  обозначение масштаба угроз и  мер борьбы с коронавирусом. Так «Предложения» дают сравнение объема стоимости антикризисных мер в РФ (3 %) и в РКС: (от 37 % ‒ в Германии и 20 % в Италии ‒ до 12 % в США) [12, с.10]. К слабым сторонам можно отнести, во-первых, надежду на то, что первая волна коронавируса ‒ окажется и последней; во-вторых, весьма спорным является суждение о малой эффективности в период пандемии налоговых инструментов [12, с.13], поскольку, например,  опыт Антикризисных программ 2008-2009 гг. в РКС свидетельствует как раз обратное.

«План первоочередных действий правительства РФ по обеспечению устойчивого развития экономики» от 17 марта 2020 г. [13] может служить примером оперативного реагирования, но только в формате  действий в чрезвычайной ситуации. В документе прослеживается определенный порядок действий:

  1. Обеспечение населения товарами первой необходимости, включая маски.

  2. Реализация мер поддержки занятости.

  3. Введение  системы финансовых мер по поддержке отраслей экономики, пострадавших от пандемии.

  4. Набор мер по поддержке МСП.

  5. Создание финансовых ресурсов для реализации предлагаемых мероприятий.

Оттолкнувшись от Плана первоочередных действий, 24 апреля 2020 г. Правительство России разработало  и опубликовало «План преодоления экономических последствий распространения коронавирусной инфекции» [14].  В Плане отмечалось, что поддержка оказывается бизнесу, в том числе малому и среднему, регионам и гражданам. Был определен список отраслей, наиболее пострадавших от пандемии, — это авиаперевозки, воздушный транспорт, туризм, выставочная деятельность, гостиницы, сфера развлечений и досуга, общественное питание, бытовые услуги, культура и спорт, непродовольственный ретейл, стоматологические услуги. Для них были определены отдельные меры поддержки:

  1. выделение беспроцентных кредитов на выплату заработной платы, а также софинансирование зарплат на сумму минимального размера оплаты труда (МРОТ) — 12130 рублей. При этом  государственные банки гарантировали покрытие две трети стоимости процентов по новым кредитам.

  2. выделение  грантов на выплату зарплат, что должно было  сохранить оплату труда для 3,3 миллиона сотрудников. Главное условие получения гранта ‒  компания должна сохранить в штате не менее 90 % работников.

  3. отсрочка на шесть месяцев по всем налогам, кроме НДС для  предпринимателей, занятых в наиболее пострадавших от коронавируса отраслях,

  4. шестимесячная отсрочка по страховым взносам. Ей смогут воспользоваться 3,3 миллиона человек

  5. снижение с 30 до 15 процентов страховых взносов на сумму зарплаты, которая превышает МРОТ. Эта льгота коснется более 20 миллионов человек.

  6. доступ к льготным кредитам под 8,5 % годовых.

  7. отсрочка по оплате аренды коммерческой недвижимости, за исключением жилых помещений, до 1 октября, начиная с даты введения режимов повышенной готовности.

Важным шагом стал принятие и расширение законодательной базы по реализации «Плана первоочередных действий». Так, например ФЗ № 172 от 8 июня 2020 г. позволил с ряда категорий налогоплательщиков (предприятия МСП пострадавших от пандемии отраслей, религиозные и НКО) списывать  налоги за второй квартал 2020г. (при наличии отчетности за 2018 г.).  ФЗ №  320 от 15 октября 2020 г. распространил освобождение от налогов и на  предприятия, созданные в период с 1 декабря 2018 г. по 29 февраля 2020 г. Помимо облегчения финансовой нагрузки, очевиден и посыл предпринимателям к выходу из теневой экономики.

Конкретизация «Плана первоочередных действий правительства РФ по обеспечению устойчивого развития экономики» от 17 марта 2020 г. в регионах страны прослеживается на примере Указа губернатора Свердловской области от 4 апреля 2020 г. № 71, утвердившего «План первоочередных мер поддержки МСП Свердловской области, оказавшихся в зоне риска в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции (2019-н СоV)» [15].  

Документ регламентирует структуру действий:

  1. Организационные меры.

  2. Меры налоговой поддержки

  3. Меры финансовой поддержки

  4. Меры имущественной поддержки.

Организационные меры связаны главным образом с введение «горячей линии» на базе Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства. Однако в Документе не говорится о механизмах контроля и отчетности по работе «горячей линии».

Меры налоговой поддержки сфокусированы на переносе срока уплаты авансовых платежей по налогу на имущество организаций, либо установлении ставки в 1,1 % по налогу на имущество организаций, а также установление ставки в 1,1% при применении упрощенного налогообложения. Меры финансовой поддержки включают в себя организацию льготных займов и  реструктурирование займов. Меры имущественной поддержки  предполагали отсрочку платежей за земельные участки и за имущество

 

Реализация принятых Программ в 2020 г.

 

Классификация и анализ статистических данных Отчета правительства РФ (по состоянию на 12 ноября 2020 г.) о реализации принятых Программ позволяет [16] сделать ряд выводов. Во-первых, группа получивших беспроцентные кредиты на выдачу зарплат невелика ‒ всего сорок тысяч на всю страну,  или менее 0,3 % от числа занятых в МСП в России  [16, с.3]. Во-вторых, немногим больше и массив, получивших финансовую помощь в форме кредита под два процента, ‒ 200тыс. человек, или примерно 1,5 %  от занятых в МСП. В-третьих, малопривлекательным для предпринимателей оказался вариант кредитования под 8,5 %: им предпочли  воспользоваться только 14 тыс. человек [16, с.6]. В-четвертых, в апреле - ноябре 2020 г. наиболее масштабным оказался отклик предпринимателей МСП на возможность отсрочки платежей на шесть месяцев по выплате всех налогов (кроме НДС) ‒ отсрочкой воспользовались 1,9 млн. малых и средних предприятий с численностью занятых 3,3 млн. человек [16, с.5]. Естественно, речь идет только о временной отсрочке платежей.

Кроме того, отсрочка уплаты арендных платежей на апрель-октябрь 2020 г. коснулась 49 тыс. объектов МСП на сумму в 10 млрд. рублей, а освобождение от уплаты арендных платежей на то же период ‒ 47 тыс. объектов на сумму 5,15 млрд. рублей [16, с.20].

Как отмечают специалисты, объем прямой денежной поддержки составил 0,3 % ВВП, т. е. 340 млрд. руб. Однако, это поддержка всей экономики, а не только сектора МСП, которому достанется от нее небольшая часть: субсидирование зарплат из расчета МРОТ на каждого работника, общим объемом 80 млрд. руб. В основном помощь заключается в предоставлении отсрочек по выплатам налогов (за исключением НДС), бюджетных кредитов (возможна реструктуризация), уменьшении взносов на страхование вдвое (до 15 %), предоставлении госгарантий некоторым фирмам [7, с.245].

Очевидно, что самой весомой мерой поддержки малого и среднего предпринимательства было распоряжение Президента от 15.04.2020 г. о предоставлении денежной помощи МСП на выплату персоналу зарплат два следующих месяца. Но для этого было необходимо сохранить не меньше 90 % персонала.

Анализ статистических данных, содержащихся в годовом Отчете Фонда Содействия за 2019 г. [17,с.12] позволяет сделать ряд  выводов: о незначительном числе представителей МСП, получивших финансовую поддержку: из почти шести тысяч  СМСП, имеющихся в Свердловской области, менее тысячи (903) подали заявки. Однако только 530 предприятий МСП  получили финансовую помощь ‒ или менее 9 % от общего числа предприятий МСП. Кроме того, эта помощь была предоставлена только на возмездной основе  ‒ в форме займов.  Размеры займов вряд ли могут удовлетворить запросы предпринимателей ‒ они в среднем немногим превышают два миллиона рублей: сумма явно недостаточная на развитие предприятий МСП.

Приведенные, далеко не полные данные, говорят о том, что меры поддержки коснулись весьма небольшой части предпринимательского сообщества; достаточно убедительно показывают на не столь высокую степень привлекательности и доступности мер финансовой поддержки в 2020 г. для предпринимателей. Острие действительно разностороннего комплекса мер поддержки направлено на выживание армии российских предпринимателей, но не на развитие; не на приоритетную поддержку субъектов МСП. связанных с инновационным производством (за исключением фармацевтической промышленности).

Как уже отмечалось, главной проблемой для МСП является чрезмерная контрольно-надзорная деятельность. В этой связи, отмену 100 тыс. плановых и 400 тыс. внеплановых проверок  в период апреля - октября 2020 г. [16, с.20] можно расценить как позитивное явление. Вместе с тем, очевидно и то, что главным бременем для МСП стали внеплановые проверки. Очевидно и снижение административной нагрузки на производителей: по данным на 25 сентября 2020 г. из 194 контролирующих органов (!) 184 прекратили проверки [16, с.19]. Тем не менее, даже в столь критический период продолжаются проверки десяти контролирующих организаций.

17 ноября 2020 г., отчитываясь перед депутатами Законодательного Собрания о реализации Указа № 71, Губернатор Свердловской области  Е.В.Куйвашев отметил, что с начала пандемии на финансирование мер по борьбе с коронавирусом и стабилизации экономической ситуации в регион было направлено почти 15 млрд. рублей, из них 5,7 млрд. рублей – средства областного бюджета. По словам губернатора,  в регионе была введена региональная выплата для самозанятых, которую получили более 15 тысяч человек [17]. Однако в области насчитывается более 33 тыс. только зарегистрированных занятых. С учетом того, что по данным социологического исследования Научно-исследовательского центра социально-политического мониторинга ИОН РАНХиГС, проведенного в 2019 г., доля самозанятых в общей численности занятого населения составляет 22% [18,с.67], число  незарегистрованных самозанятых  в Свердловской области  может доходить до 200 тыс. человек.

По результатам, проведенного по инициативе ряда союзов и объединений в ноябре 2020 года Налогового форума были подготовлены рекомендации депутатам Государственной Думы от Свердловской области использовать в работе по совершенствованию законодательства предложения в сфере налоговой политики, выработанные в ходе мероприятий Налогового форума, в частности:

- сохранить специальный налоговый режим «Единый налог на вмененный   доход» до 2024 г.;

- рассмотреть вопрос об отмене на 2020 и 2021 гг. для субъектов МСП налога на имущество организаций и земельного налога;

-  возвратить для субъектов МСП, уплачивающих НДС метод  определения налоговой базы по кассовому методу (т.е. после фактической уплаты);

- освободить от налога на прибыль организации из пострадавших отраслей;

-  понизить ставку налога на прибыль до 10% для всех хозяйствующих субъектов;

-  ввести на 2020-2021 г.г. понижающий коэффициент 0,5 для всех санкций, предусмотренных НК и КоАП РФ за налоговые правонарушения [21, с.3-4].

Другой новацией стало предложение налоговым органам Свердловской области продолжить совершенствование форм и методов работы, обеспечивая своевременную консультационную и информационно-методическую поддержку субъектов малого и среднего предпринимательства. Техническая сторона проблемы включает продолжение практики массовых рассылок налогоплательщикам информации об изменениях законодательства, проведения  вэб-семинаров и консультаций, обобщение письменных и устных обращений субъектов малого и среднего предпринимательства по вопросам профилактики и противодействия коррупции, нарушений при применении налогового законодательства, практики разрешения споров, возникающих в сфере налоговых отношений.

 

Результаты

 

Подводя черту, следует отметить, что принятые меры по поддержке МСП в период позволили избежать масштабной катастрофы в экономике Свердловской области. Вместе с тем, очевидно и иное: при бесспорной актуальности и позитивности принимаемых мер, не прописаны предполагаемые управленческие технологии и персональная ответственность. Отсутствует указание на болевые точки предпринимательства предшествующего периода Не указаны механизмы обратной связи, сайты текущей информации; формат взаимодействия с институтами гражданского общества.

Надежды на то, что эффективность функционирования субъектов российского малого и среднего предпринимательства будет стремительно повышена на основе реализации концепции цифровизации бизнеса [25] могут оправдаться только при условии восстановления доверия субъектов МСП к органам власти. Только максимально быстрое преодоление указанных недостатков в сфере МСП может обеспечить эффективность восстановительного периода. Ситуация прошлого, когда у властных структур на подготовку к реализации рекомендаций Союза уходил год [26] в условиях пандемии недопустима.

Литература

  1. Ирина Алпатова. Лечится большими деньгами. Российская газета. 2020. 12 ноября. С.2. // https://rg.profkiosk.ru/(дата обращения 1 декабря 2020).

  2. Ведомости  (ежедневная деловая газета) 16 ноября 2020 . ‒ www.vedomosti (дата обращения 18 ноября 2020).

  3. Трофимова О.М., Шеметова Н.К. Методика оценки влияния контрольно-надзорной деятельности государства на функционирование малого и среднего бизнеса [электронный ресурс] // Вопросы управления. 2019. № 04 (59). С.168-177.

  4. Ермашкевич Н. С. Комплексный анализ государственных мер поддержки сектора малого и среднего предпринимательства в России // Российское предпринимательство. 2019. Т. 20, № 1. С. 13-38.

  5. Фельдман М.А.Ежегодный доклад о результатах деятельности Уполномоченного по правам предпринимателей Свердловской области как зеркало состояния малого и среднего предпринимательства в регионе ‒ Вопросы управления. 2019. № 1. С.13-169.

  6. Прыгунова М. И., Особенности применения индикативного подхода к оценке эффективности поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства со стороны органов государственной власти (на примере Республике Татарстан) // Российское предпринимательство. 2018. Т. 19, № 10. С. 3075-3083.

  7. Степанов Н. С. Почему не работают институциональные механизмы поддержки малого и среднего предпринимательства в условиях пандемии (коронавирусной инфекции) // Бизнес. Образование. Право. 2020. № 3 (52). С. 243–248.

  8. Качанова Е.А., Смирнова Е.А. Налогово-бюджетные меры стимулирования предприятий малого бизнеса в условиях экономического кризиса // Вопросы управления. 2020. № 04. (65). С. 44-54.

  9. Босых И.В. и др. Основные факторы, сдерживающие развитие малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации (на примере города Набережные Челны) // Муниципалитет: экономика и управление  2017. № 04. С. 72-79.

  10. Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства РФ // [электронный ресурс] // https://ofd.nalog.ru (дата обращения 12 февраля 2021).

  11. Ежегодный доклад о результатах деятельности Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Свердловской области в 2019 году. Екатеринбург, 2020.153 с.

  12. Предложения  по мероприятиям в сфере экономической и социальной жизни страны после завершения активной части борьбы с короновирусом. М., Институт экономики РАН.  2020. 59 с. [электронный ресурс] // https://docviewer.yandex.ru/(дата обращения 18 декабря 2020).

  13. План первоочередных действий правительства РФ по обеспечению устойчивого развития экономики» от 17 марта 2020 г. [электронный ресурс]// ttp://www.consultant.ru(дата обращения 18 декабря 2020).

  14. План преодоления экономических последствий распространения коронавирусной инфекциина 24 апреля 2020 г. [электронный ресурс] // www.economy.gov.ru (дата обращения 18 декабря 2020г.

  15. Распоряжение губернатора Свердловской области от 4 апреля 2020 г. № 71.Об утверждении Плана первоочередных мер поддержки МСП Свердловской области, оказавшихся в зоне риска в связи с угрозой распространения новой короновирусной инфекции (2019-н СоV)  // www.pravo.gov66.ru [электронный ресурс]// ttp://www.consultant.ru(дата обращения 18 декабря 2020).

  16. План преодоления экономических последствий распространения коронавирусной инфекциина 12  ноября 2020// www.economy.gov.ru [электронный ресурс] // (дата обращения 28 ноября 2020).

  17. Динамика предоставления льготных займов представителям МСП  в 2019-2020 гг. // Материалы текущего архива Фонда содействия предпринимательству Свердловской области

  18. Анна Чернобривцева. Доходы сократились, обязательства остались. Областная газета. 18 ноября 2020. С.1.

  19. Покида А.Н., Зыбуновская Н.В. Регулирование деятельности самозанятых граждан // Вопросы государственного и муниципального управления. 2020. № 1. С.60-85.

  20.  Стенограмма Пятого Налогового форума малого и среднего бизнеса Свердловской области «Бизнес и государство: время сотрудничать». 25 ноября 2020 г. // Текущий архив областного союза малого и среднего бизнеса Свердловской области.

  21. Резолюция Пятого Налогового форума малого и среднего бизнеса Свердловской области «Бизнес и государство: время сотрудничать». 25 ноября 2020 г. // Текущий архив областного союза малого и среднего бизнеса Свердловской области.

  22.  Антикоррупционный форум Свердловской области 1-3 декабря  2020 г.  (в режиме видео-конференц-связи) // Материалы текущего архива областного союза малого и среднего бизнеса Свердловской области

  23. Резолюция  заседания тематической площадки  «Профилактика и противодействие коррупции в «деловой» сфере Антикоррупционного форума Свердловской области 1-3 декабря  2020 г. // Материалы текущего архива областного союза малого и среднего бизнеса Свердловской области.

  24. Видеоконференция «Предпринимательская инициатива: Бизнес против коронавируса» 14 декабря 2020 // Материалы текущего архива областного союза малого и среднего бизнеса Свердловской области.

  25. Полянин А. В., Соболева Ю. П., Тарновский В. В. Цифровизация процессов малого и среднего предпринимательства // Управленческое консультирование.2020. № 4. С.80-96.

  26. Архангельский В.Н., Фельдман М.А. Союз малого и среднего бизнеса Свердловской области в годы санкций: максимум возможного? // Вопросы управления. 2020. № 2 (63).С.66 ‒ 77.